Владимир Наумов

Милан Ружич: Кто и зачем говорит о смерти кириллицы

Соответственно возникает вопрос, а как быть с Конституцией Сербии, в которой ясно написано, что кириллица – единственная служебная письменность, если эта Конституция не сопровождается другими  актами

Зоран Шапонич: Оккупанты снова под Москвой

Молодые и красивые люди на фотографиях из Москвы, из Санкт-Петербурга, молодые и красивые, а ничего не знают. Не могут понять, что происходящее сегодня – это новое наступление на Москву

Слободан Антонич: Компрадоры

Перемены в экономике возможны только через изменения в политике, а изменений в политике не добиться без того, чтобы сначала победить в сфере культуры. Кто правит культурой, правит и обществом

Момо Капор: Берегись последнего!

Рассказывал мне его внук, доктор Марко, что дед Лука когда-то давно дал ему наказ: «Шынок, берегись пошледнего!», и что тогда он его не понял, но сейчас этот давний совет очень даже ясен

Эмир Кустурица: Провал грез Бжезинского

Когда умер человек, в чьем рабочем кабинете на полках стояли фальш-книги, он точно не прошел через врата вечности в рай, который Хорхе Луис Борхес представлял чем-то вроде библиотеки

Зоран Чворович: Сегодня Данилевский как никогда нужен России

За полтора века, прошедшие от опубликования «России и Европы», тезис Данилевского о том, что Европа видит в России, не относящейся к ее цивилизационному кругу, врага, а Россия образует отдельный культурно-исторический тип, подкреплен многочисленными даказательствами